povsednevno: (springly)
даже не знаю, как рассказать, но вчера был один из лучших дней за всю весну, который я бы с удовольствием прожила еще раз от начала до конца со всеми подробностями и ничегошеньки бы не поменяла.

сначала поехали на завод. невозможно было заранее угадать, что за словами "экскурсия на завод 50-х годов" кроется прямой автобус до невероятных и почти хтонических вещей. потому что ты весь такой городской цветочек с айфончиком и в розовых очках непринужденно вылезаешь из этого автобуса, заходишь в цех, и там сразу без перехода начинается натурально пост-апок. среди огромных железяк, между груд ржавых запчастей и шлака, в чаду и железной пыли, бродят какие-то нечеткие фигуры в защитных масках и огромных рукавицах, полыхает огонь, что-то щелкает, скрежещет, громыхает, шипит, летят искры, над твоей головой (слишком низко) проезжают крюки в человеческий рост, везущие чаны с расплавленной сталью (слишком низко, повторяю). гигантская машина льет сталь плитками, и они, раскаленные, ездят по бесконечным металлическим дорожкам, распространяя жар, искры и шумные клубы пара при соприкосновении с водой. а через ржавые дырявые стены цехов во все стороны бьют узкие белые солнечные лучи. снаружи цветет вишня.

проходит четыре часа. ты догадываешься об этом потому, что начинаешь зверски хотеть жрать. обед удивляет не только странноватой венгерской кухней, но (1) неожиданно прилагающейся к нему неожиданно вкусной айвовой водкой (2) неожиданно прилагающимся к этому всему безупречно своевременным кофе. выходишь на крылечко ресторана (ресторан, натурально, в хате, низкий белый дом, на окнах расшитые занавески, только котика не хватает), кругом распустившиеся деревья, скошенные солнечные лучи, пение птиц, веселое необязательное бормотание на нескольких языках, женский смех. пауза. вдох, выдох.

потом прогулка по городу. представьте себе долгопрудный над дунаем, вот это будет оно. город - памятник планового строительства, заложенный для сталеваров - весной преображается в сказку из воображаемых идеальных пятидесятых. прямые чистые пустые дороги, дома, построенные сторонниками баухауса, множество детей, собак, спортсменов, ни одного пьяного или бездомного, пастельные тона, голубое небо, белые и розовые цветы. за решеткой музея, во внутреннем дворе, среди бетонных обломков, притаилась статуя ленина. у ног - миски с кормом для дворовых котов. вместо набережной - заросший цветущими кустами высокий склон, на котором кое-где красуются произведения абстрактного искусства (скрученный бетон, железные листы с дырками, конструкции из непойми чего). даль подернута легчайшим зеленым налетом будущих листьев, и все снова какое-то нерезкое, но это умиротворяет. вместо того, чтобы, как было запланировано, взять в обратный путь бутылочку вина, берем по огромному мороженому и едим его на вечереющей улице, обмениваясь бессмысленными и веселыми шутками. в автобусе выясняется, что моя финская приятельница рикка и мальчик стефан из сербии любят и ценят творчество группы "стекловата". поэтому они ставят с телефона клипы и подпевают (к счастью, не всю дорогу). я чувствую себя усталой и даже ловлю себя на мысли отказаться от запланированной на вечер попойки. но все-таки нет.

собрать тусовку в бар не удается, поэтому мы идем втроем: я, рикка и спонтанно присоединившийся леван. планировался, разумеется, quick drink и по домам; получилось, как обычно получается в таких случаях, совсем не так. отвечая на невинный вопрос о своей национальной и культурной принадлежности ("born georgian, intellectually american, culturally russian"), леван провоцирует меня на сравнение с бродским ("я еврей, русский поэт и американский гражданин"). на глазах изумленной публики (в лице рикки) стремительно начинается дискуссия о поэзии, методах приводить прах в движенье, экзистенциальном ужасе, facing the void и о том, почему я больше не пишу стихов. чтоб было понятно, вероятность обсуждения таких вещей с малознакомым человеком в моем случае исчезающе мала; я и с собой-то это стараюсь не обсуждать. несмотря на то, что на этом языке все еще говорит что-то внутри меня. или не говорит, но отзывается с такой готовностью, что даже не по себе. а последний такого рода спонтанный разговор без перевода с новым знакомым случился, кажется, в 2011 году. ощущение, которое испытываешь, когда сидящий напротив открывает рот и прямым текстом в лоб озвучивает факты как есть, без поправок на социальные условности, психологию, фрейда, селф-менеджмент и прочие полезные в быту вещи - это мало с чем сравнится, отвечаю. человек, внезапно способный без позы и гаерства говорить о том, как стоять лицом к лицу с настоящим миром, это подарок. поэтому я раскручиваю его продолжать. мне хочется записывать, что он говорит, но телефон сел, и нет ни блокнота, ни даже салфеток. все это продолжается прекрасную и пугающую вечность.

в какой-то момент разговаривать становится сложно: в кафе пришел сингер-сонграйтер и горланит что-то очень странное. к этому моменту во мне не только длинный день, но и пара бокалов белого, поэтому я сначала пытаюсь заказывать ему песни, а потом, когда он перестает горланить, прошу у него гитару. (что вообще-то тоже нехарактерно, ведь нужно вести себя прилично и не приставать к незнакомым людям). и еще какую-то вечность мы поем коэна, битлов и аквариум. опять же, чтобы было понятно, петь в компаниях я перестала, наверное, лет шесть назад, а в публичных местах это вообще случилось только один раз. и мне этого ужасно не хватало. (сейчас я смотрю на уничтоженный маникюр, и мне смешно и совсем его не жалко.) потом владельцу гитары надо на поезд, и он просит нас написать ему пару строк в альбом; его зовут самча, то есть самуэль, он, кажется, словак, у него явно не все дома. на прощанье я кричу ему "встретимся в брно!" бар, кажется, закрывается, и я предлагаю продолжить веселье у меня дома, ведь там есть гитара, а по дороге можно взять еще вина. так и происходит. до трех часов ночи мы сидим в моей развороченной комнате, пьем вино, разговариваем об эмиграции, поем аквариум, и все это прекрасно. сегодня утром я нахожу в холодильнике нетронутую бутылку красного, а на кухонном столе - пачку орешков. очень странное и приятное чувство, когда в доме нет чистых стаканов, ведь приходили друзья и пили из всех имеющихся. еще странное и приятное чувство, когда садишься к столу, а стул непривычной высоты: леван его вчера опустил, чтобы быть на одном уровне со мной, сидящей на низком кресле рядом.



сегодня я просыпаюсь в районе полудня и первый час перебираю все подробности этого прекрасного дня. а потом думаю о том, что понимаю каждое слово в этой фразе: everything was beautiful, and nothing hurt.
povsednevno: (jane)
после нескольких тщетных попыток выбрать китайское кино на вечер ("великая стена" пока только в камрипе, "полководцы" смертельно скучные и там уродливый центральный персонаж с растрепанной прической, а в "двойной рокировке" я не различаю главных героев, что полностью уничтожает интригу), посмотрела очень симпатичную вариацию "дома летающих кинжалов" под названием "меченосцы".
вы не ошалели от переизбытка названий? )
povsednevno: (jane)
время какое-то не особо окрашенное, но приятное
дел по нижней границе нормы, на улице потеплело
в субботу ходили на весь день гулять с вином, играли в баскет на открытой площадке, смотрели кино, было прекрасно
дедлайны еще не щас, сделать до конца семестра осталось немного и почти все приятное
денег впритык, потому что кто-то гульнул по барам как психопат и еще кеды купил, но это ничего
все хорошо, короче. а у вас?
povsednevno: (jane)
"папа вильям, сказал любопытный малыш, голова твоя белого цвета" - подборка вариаций перевода, где один оттеняет другой

мой фаворит в подборку не вошел, приведу его здесь:

«Папа Вильям», - заметил почтительный шкет, -
«Ты старик, шевелюра седа;
Но ты, ноги задравши, стоишь на башке, -
Хорошо ли в твои-то года?»

Папа Вильям ответствовал: «Смолоду я
Опасался мозги повредить.
Но башка без мозгов оказалась моя –
Почему бы и не почудить».

«Ты с годами отъелся, стал толст и весом», -
Приставал неотвязный юнец, -
«А недавно ты в двери прошел колесом –
Что за шутки, скажи наконец?»

Помотав сединами, папаша изрек:
«Был я смолоду гибок, как вяз.
Чудо-мазь помогала – пятак пузырек, -
Если хочешь, добуду зараз?»

«Ты старик, и для хватки твоих челюстей
Впору только топленый жирок.
Но ты слопал гуся, не гнушаясь костей, -
Как ты с этим управиться мог?»

«С юных лет я сутяжничал», - молвил старик, -
«А мамаша твоя – сатана.
Так зубами свое выдирать я привык,
Что закалка и ныне видна».

«Полагаю, отец, от души говоря,
Зоркий взгляд твой с годами угас.
Это сколько же надо ума, чтоб угря
Стояком удержать между глаз?»

«Задавака! Я трижды тебе отвечал,
Трижды выслушал глупость твою.
На сегодня довольно!» - старик проворчал, -
«Брысь, а то по ушам надаю!»

ps и вариация на вариацию
povsednevno: (red)
иногда я чувствую себя лошком. например, когда пишу 700 слов по два дня, и все равно получается говно. или когда думаю, что надо экономить, и сразу спускаю кучу денег на неоправданно дорогую еду и трусы в цветочек. или когда, в тоске от вышеперечисленного, открываю фейсбук, а там кто-нибудь социально близкий планирует покупку яхты, и сразу все понятно про кому ты на самом деле социально близок (тамбовскому волку)

в такой ситуации главное не смотреть в зеркало. нынче утром, например, я смотрела в зеркало час и страшно заколебалась, потому что бешу себя неимоверно, но с этим надо что-то сделать до выхода из дома. и вот мучаешься, пять раз переодеваешься, десять раз переделываешь прическу, которая беситбеситбесит, устаешь, опаздываешь (на улице дождь и надо тащить зонт в довесок к рюкзаку с книгами про ленина), уматываешься и ненавидишь все живое. и все равно нечаянно видишь себя в зеркале в уни и думаешь "что за страхолюдина".

а надо было просто посмотреть на календарь и превентивно принять шоколадную пилюлю.
povsednevno: (red)
четвертый сезон )
povsednevno: (xtremely girly)
год номер две тыщи шестнадцать в ретроспективе выглядит на удивление насыщенным, и мне хочется подробно вспомнить и перебрать все, что было, потому что оно того стоит.


2016 )




счастливого нового года.
povsednevno: (jane)
на носу конец семестра, до конца недели намечается три вечеринки и один важный "неформальный ланч". ужасно хочется 1) перестать делать что бы то ни было, 2) надеть все лучшее сразу, посыпать голову блестками и намазаться помадой вдоль и поперек.
povsednevno: (jane)
знаете, есть такой анекдот про цветик-семицветик. где девочка таня сначала загадывает, чтоб ее перло (а потом перестало), плющило (а потом перестало) и таращило (а потом перестало). и на седьмом, последнем лепесточке мимо идет мальчик дима, а девочка таня думает: ой, что ж я такая эгоистка-то! хочу, чтоб диму перло!
так вот я как тот дима. и черт меня подери, если я хочу, чтобы это закончилось.
povsednevno: (jane)
в очередной раз с трудом приняв стабильно вертикальное положение после попойки, заторможенно собираюсь в универ и думаю о том, как же мне повезло (в особенности с тобой, милый [livejournal.com profile] zmeisss!)
povsednevno: (blondie)
что мне нравится:
- пить кофе с видом на дунай после утренней пары про религию
- отхлебывая вино, слушать, как смешной юный американец с усами подполковника говорит на семинаре: "ну, я плохой неоплатоник"
- заваливаться в библиотеку на весь день с термосом и бутербродами и перемещаться в зависимости от положения солнца
- не работать в диджитал по полтора часа обсуждать с научником список литературы и не иметь необходимости оправдывать тот факт, что гуманитарные науки в принципе существуют

upd ах да, еще мне нравятся сопливые видео "было - стало". сделали за год. в конце можно насладиться видами библиотеки, из которой я и пишу вам эти проникновенные строчки

povsednevno: (утро лысой девочки)
Леонарда Коэна мне впервые поставил В. в том далеком прошлом, где я еще с безоговорочным восторгом воспринимала все, чем он соизволял со мной поделиться
все ранние записи сливались у меня в одно, но я все равно слушала, потому что мне было 18 и я была влюблена
потом я прочитала "Прекрасных неудачников"
потом Коэн приехал в Москву, и мы пошли на концерт в Кремле. с этого концерта я помню три вещи: во что я была одета, что Коэн не спел мою любимую песню и вообще искорки как-то не хватало, ну и что в фойе я встретила Веру Полозкову. вообще как-то грустно тогда было. уже к тому моменту казалось, что надо ловить момент, потому что того гляди второго шанса не будет.
потом мы с В. расстались, а с Коэном нет, и на свой 23 день рождения я купила себе билет на его концерт в Вероне (и двухнедельную поездку по Италии заодно). в назначенный вечер приехала сильно заранее и смотрела, как римская арена заполняется народом, и думала о том, сколько, интересно, людей в зале увидят его в первый раз. как вы могли заметить, у меня-то было два шанса, и оба я использовала.
я перечитала кучу интервью ("- если бы я мог изменить имя, я бы изменил имя на "сентябрь" - леонард сентябрь? - сентябрь коэн"). я переслушала все альбомы. я всей душой полюбила этот способ стоять столбом среди неудачи и ни на что не жаловаться и даже еще ухитряться иногда любить, и только изредка грозить кулаком жестокому иудейскому богу. мне кажется, что это одна из самых сложных и самых человечных моделей поведения в нашем больном жестоком мире и во веки веков, аминь.

думаю о том, как они с Боуи сегодня с утреца дали друг другу пять и похихикали по поводу манеры выпускать последние альбомы, хотя, думаю, эта встреча была мимолетной, потому что принадлежат они к совершенно разным мирам. если Боуи улетел на далекую звезду и воздвиг там алтарь с инкрустированным черепом в скафандре, а теперь наворачивает петли в сияющем бесконечном безвоздушном пространстве, то Коэн, как мне кажется, сидит где-то под яблоней в кругу своей большой еврейской семьи и все они там смотрят друг на друга большими еврейскими глазами и радуются в сердце своем

вот поэтому мне и не грустно





уют

Nov. 6th, 2016 11:27 pm
povsednevno: (знание сила)
просидела нынче 5 часов в уютнейшей университетской библиотеке: уголок под лампой, широченный стол (широченный во все стороны, т.е. можно, как я люблю, продвинуть компьютер далеко-далеко вперед, а перед собой положить еще книжку и тетрадь, плюс по бокам помещается пальто, наушники и вообще что угодно), удобный стул и все книги под рукой.
теперь сижу дома. по свежепристроенной крыше крылечка (прямо за моей входной дверью) барабанит дождь, кресло мягкое, чай горячий. идиллия.
povsednevno: (adorable)
после восхитительных каникул очень сложно взять себя в руки, перестать выпивать по литру пива в день, заедая его жирным жареным мясом (с бекончиком), и безбожно бездельничать.
сходила на факультетский семинар. записалась в спортзал. приготовила диетический обед и ужин (на ужин вообще салат!). разбавила сок минералкой. сижу.
ps новый альбом коэна очень ок.
povsednevno: (jane)
вообще, если так присмотреться, будапешт очень понятный постсоветскому человеку город. поневоле задумаешься, на что была бы похожа москва после распада империи, не будь она столицей титульной (или хотя бы самой многочисленной) нации. единственное бросающееся в глаза отличие - ухоженность местных мужчин (наследие турецкого владычества, не иначе). женщины в основном носатые, вульгарно накрашенные и в леопарде, классическая east european beauty. кроме меня. также с наступлением холодов в переходах метро появились дышащие на ладан старушки с цветочками, прям "юго-западная" в период перед первым сентября и днем учителя. не могу сказать "лайк", но что-то слышится родное.
povsednevno: (blondie)
вынесла из френдленты все мертвые журналы. на кого бы еще подписаться?
povsednevno: (blondie)
и вот снова тот момент, когда слышу звон, но не знаю, где он, и нужен поиск по собственным воспоминаниям с первого курса. как вы с этим боретесь, когда, допустим, вам кажется, что в 2008 году вам рассказывали про буслаева? веселовского? что-то такое, что сейчас было бы очень в кассу вкрутить в комментарий по поводу теории компаративистики и марка блока, но хоть убей не помнишь, что это было и у кого? а также: как организовать свое чтение, чтобы не было мучительно больно не терялись важные идеи из книжек и сами книжки как по волшебству раскладывались по темам? так и не нашла ни одного удобного органайзера, хотя, сука, в век технологий можно уже было заморочиться и сделать, я считаю. пока нет ничего лучше блокнота с выписками, но это уже позапрошлый век, к тому же, в скриптории, как обычно, нежарко.
ps нужен академический чатик. пока у меня два основных респондента, но чую, что скоро мои страстные тирады в два часа ночи по москве доконают и их.
povsednevno: (знание сила)
а также немного о том, как проходят мои дни
- утро: дочитать статью про революции, написать длинное письмо с редактурой чужого текста
- день: пойти платить за телефон и заодно слегка прошвырнуться, прочитать статью про причины возникновения государства
- вечер: налить кофейку, прочитать пару сцен из имре мадача. сейчас оденусь и поеду на симпосьон
- после чего планирую еще немного почитать

(и да, за все это мне еще и платят)

иногда я вспоминаю, что когда-то работала в смм-агентстве с 9 до 6 и выслушивала хамские наезды креативного директора, и хочется пуститься в пляс

Profile

povsednevno: (Default)
la jamais contente

March 2017

S M T W T F S
   1234
56 78910 11
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 11:54 am
Powered by Dreamwidth Studios