modern love

Feb. 9th, 2016 06:41 pm
povsednevno: (jane)
очередное свидетельство банальности моего мышления: тыщу лет считала, что дэвид боуи – это просто такая тильда суинтон другого пола, и ему пришлось умереть, чтобы я нечаянно посмотрела клип "лазарь", содрогнулась и запала. и всеееееееееееее. это как с парижем, поэтому поставлю-ка я тэг "париж" и удалюсь, пританцовывая под "let's dance"!
povsednevno: (autumn hunt)
длинный день.длинный пост )
povsednevno: (jane)
(внезапно, стоило сдать проект, и жизнь наладилась, вот так магия) через две недели в это время буду уже в москве. по этому поводу испытываю смесь "ааааа!" и "а ну и ладно", трактовать затрудняюсь. нужно срочно купить какие-нибудь билеты куда-нибудь, где я проведу четыре дня с 30 по 3, идей ноль. кто бывал в брюсселе, там есть чем заняться? а еще, как только скопилась большая куча денег, стало их внезапно жалко до слез, особенно учитывая, что и просаживаются они со свистом. но все по делу, даже упрекнуть себя не в чем, и только ощущение, что если потянуть еще немного и не заказывать билетов и отелей, то как-то удастся их сохранить (хотя на деле наоборот). например, о том, куда деваются деньги: порвалась последняя ненатиравшая обувь, но каким-то непостижимым образом удалось победить теорию туфель, купив абсолютно идеальные сандалики (единственный недостаток - цена, но черт подери пришлось с этим смириться), с которыми не хочется расставаться никогда. да, и под одеяло я тоже пойду в них, а что. за последние два года это первая пара, которая мне вообще нигде никак не натирает с самого начала. и вы бы знали, пацаны, какой кайф купить наконец обувь своего размера. у меня прям чувство, каким ролевики обычно описывают приход в тусовку: "всю жизнь я был уверен, что это я какой-то не такой и мне надо бинтовать ноги и носить колодки, чтобы подойти к общепринятым размерам обуви, а оказалось, что и на меня тоже шьют!" пробковая подложка, ортопедическая стелька, мягкие ремешки, гамма моя любимая, ну просто красота. хожу как по облаку, буквально. аллилуйя. зато культурная программа закономерно в прососе. из нее у меня только полбутылки портвейна и случайно унаследованная от кого-то гречка, которую я не ем, но не оставлять же буржуям! а в сан-шапель такая очередь, что видимо так я туда и не попаду, очень уж лень стоять. но витражи из нее я видела в клюни, понравился только дьявол на лошадке, так что может и ладно. зато вот снова начала лихорадочно читать и перелистывать по полчаса от разных фильмов, чего-то хочется, а чего не знаю, все кажется и интересным, и скучным. пока что из всего больше всех нравится плутарх. вы знали, что отец законодателя ликурга, спартанский царь, погиб, разнимая драку граждан, пораженный ударом кухонного ножа?
povsednevno: (fuck off)
отличный месяц. пока что иду на рекорд: рыдаю три недели подряд. особенно удалась последняя неделя, ну то есть десять дней, когда я ежедневно переписываю проект диссертации, которую не хочу писать. сегодня, прождав восемь часов звонка научника "я позвоню вам утром", в четыре часа дня ответственно заявляю:

beer

и иду переписывать речь для защиты диплома. ее я пока что пишу всего лишь в третий раз.
povsednevno: (даже не знааю)
в рамках программы "успей за две недели все, что не успела за год" посетила музей клюни, желаю остаться там жить. также есть рацпредложение для тех, кто делает им сувенирку: выставить в продажу реплики пары-тройки средневековых украшений, которые составляют часть экспозиции. а то, конечно, дама с единорогом, все эти шпалеры, я понимаю, но блин! эмали тринадцатого века, которые дадут фору любой "пандоре" и так далее, а также гигантские готские фибулы в форме орлов, которые я отнесла бы к 1910-м годам по технике исполнения (а они, тем временем, шестого века) - ну и еще там пара вещей. вообще удивительно, что ни один из виденных мною +- средневековых музеев этого не делает. только в риме где-то попадалось, и то можно было бы втрое расширить ассортимент и озолотиться, потому что, скажем, мне вся современная ювелирка кажется уродливой, а вот египетская, или римская, или ... но нет же! даже в клюни, где казалось бы сам бог велел, продают какое-то барахло, а красивенькое остается лежать под стеклом где-то на третьем этаже. доммаж.

еще приготовила такой луковый суп, что непонятно, где ж я была раньше и почему не питалась им весь год, если у меня такой талант. ну ничего, можно наверстать.
povsednevno: (даже не знааю)
сдала два экземпляра кирпича, "но это еще не конееец", конец как-то по времени примерно совпал с отъездом, чую, будет весело (впрочем, может и нет). испытываю по этому поводу примерно ничего, сколько можно уже испытывать. погоды стоят такие, что все время хочется им сказать, мол, идите домой, вы пьяны. узнала на практике, как выглядят вещи, казавшиеся книжными метафорами: молнии, которые освещают небо; воздух, который наполнен запахом цветов (эта сиреневая и шиповниковая кувалда, от которой никуда не деться, вообще-то нехило шибает прямо в голову на третий, скажем, день тридцатиградусной жары, когда начинаешь попросту задыхаться в этом сладком аромате). и каждый день гроза. и еще ужасно че-то хочется общаться, скоро начну к людям на улицах приставать, не хотите ли поговорить о господе нашем посейдоне, ну куда же вы побежали.
povsednevno: (даже не знааю)
не могу не отметить, что дождь, который пошел в наших краях в районе 20 апреля, с тех пор идет ежедневно и конца-краю этому не видать.
povsednevno: (полежать под кайфом)
во-1, о местном отношении к жизни. шла мимо парка, там построен домик для бомжа: ящики, пакеты, внутри какое-то гнездо и неизменная бутылка красного. на крыше корзина цветов.

во-2, о негативных эффектах нищебродства. в супер-дешевых хлопьях из магаза для бедных обнаружились, кажется, опилки. впрочем, возможно, это для здоровья.

в-3, об учебе. читаю очередную частную переписку и думаю о том, что почему-то чуваки, исключенные из партии или не входившие в нее, отрицавшие и большевизм, и меньшевизм, и газету правда, звучат менее мелочно, чем верные социалисты, даже если и те, и другие рассказывают о денежных затруднениях и взаимном непонимании со вчерашними товарищами. морали нет. хотя есть.

в-4, завтра собираюсь выкинуть штаны и смотреть игру престолов хотя че зачеркивать. и смотреть игру престолов! для еженедельного свидания с джейме ланнистером штаны не нужны. а вот это можно было и зачеркнуть.
povsednevno: (китоврас)
прошла ночью босиком от люксембурга до периферика, до дома. черт, я люблю париж. о эта вода, температурой не отличающаяся от тела, внезапно обрушивающийся дождь. о эти камушки, впивающиеся в босые подошвы. о это путешествие из запаха сирени в мокрую акацию и обратно в сирень. о сердце, где еще ты найдешь эту воду - свежей, чем в праге, живей, чем в риме, родней, чем в москве. париж - это праздник, который всегда со мной. я всегда, всегда буду скучать. я не могу помыслить, как уехать отсюда.
povsednevno: (jane)
не пойму, вот как так выходит: с одним человеком даром что никогда не разговаривал, все равно сразу понятно, что лучше на одном поле не оказываться ни в каких ситуациях (а потом выясняется, да, что он складирует в общем коридоре грязные носки и смеется так, что моя мама, когда случайно услышала из-за двери - не зная, кто там - схватилась за сердце и сказала, у вас тут что, гиена?). а с другим, опять же, даром что никогда не разговаривал, пару месяцев обмениваешься симпатизирующими взглядами, а потом выясняется, что он "выбирал между историей, литературой и философией", выбрал литературу, и да, о эти гребаные сто страниц впереди! ну, удачи с текстом.
ну вот как так? откуда все это понятно с самого начала? поневоле уверуешь во флюиды и ауру.
povsednevno: (adorable)
час отъезда тем временем приближается. это можно понять по красноречивым письмам из дирекции общаги, начинающимся со слов "прежде чем выехать, заполните анкету". (а родина-мать тем временем зовет некоторые московские товарищи каждое письмо ко мне начинают со слов "ты когда приедешь?", так, знаете, с угрозой, как будто я уехала им назло, и они все это время точат сковородку, чтобы настучать мне по голове. типа, придешь домой - убью).

по этому поводу купила чемодан (а кто узнает исковерканную цитату в заголовке, тот может съесть шоколадку и не потолстеть! слово скаута). и то сказать, пора в дорогу, старина, подъем пропет, сколько можно торчать на одном месте. два дня ему казались новы и т.д., но к исходу седьмого месяца уже как-то свербит. даже французский язык малость поднадоел (хотя страшно думать о том, как идешь по улице и понимаешь каждое слово), даром что я все еще не эксперт. скажем, очень мне для общения с соседом не хватает слова "ебучий" (извините).

а еще теперь я залипаю на сайте blablacar и вместо мечтаний о дипломе мечтаю о том, как буду кататься по всей европе за копейки. но это не раньше июня. а чемодан уже куплен, и уже хочется куда-нибудь поехать. но диплом. но все равно я в париже, а тут ужасно миленько. но все равно я предвкушаю, как брошу весь скарб, которым обросла тут за этот год, и куда-нибудь рвану. удивительно, как сильна во мне порой тяга к разрушению.

а у вас че делается?
povsednevno: (если он меня полюбит)
проблемы первого мира: скачала настолько миленькое приложение для счета калорий, что так и подмывает все время что-нибудь есть и записывать! кстати, благородные доны, как догнать 800 белковых калорий за два часа?

индус из ближайшего к дому магазина сообщил, что давненько меня не видно, и похвалил новую стрижку. я завсегдатай и старожил, так-то.

навещавшие друзья обогатили мой жизненный опыт вторым по счету перелезанием через ограду у могилки джима нашего моррисона, пьяными танцами под огромное количество кальвадоса в арабском баре на окраине, пугающе реалистичной игрой в "остерегайтесь дандело" и группой the moody blues:

povsednevno: (chaos)
сумасшедшая вишня, распустившаяся в первый раз в январе, зацвела по второму кругу. в ней огромное количество пчел, за три шага слышно их гудение, и невозможно понюхать цветок, так их много. вечером и утром (и днем) весь город окутан дымкой - дымкой начинающих зеленеть тополей вдоль реки, дымкой несмело цветущих, белых, как церковные свечи, безымянных для меня деревьев, дымкой предвосхищения лета. аббатство клюни утопает в цветах. смотришь вдоль улицы, и как будто это не улица, а мирный деревенский дом на рассвете, когда косые лучи падают на кружащуюся в воздухе золотую пыль. а вот лувр невидим, он сливается с песком у собственного подножья, главный музей - это человеческие лица на улицах, на которые можно любоваться бесконечно. тянет за город. а консьержери, отель де вилль, институт де франс - их силуэты слишком четкие на фоне слишком блеклого, неразличимого цвета неба в любое время дня. (и утро длилось дотемна над медленной рекой). или наоборот: на другом берегу, за площадью звезды садится очень красное солнце, его далеко видно из сада тюильри с его снятым колесом обозрения (а жаль, что сняли), видишь триумфальную арку, видишь башню и не успеваешь осознать момент, когда так резко темнеет.
есть иволги в лесах, и гласных долгота.

что до себя - если ты просто пьян от весны, то отнюдь не пьяней других. впечатления шибают в голову, и напиться хочется просто вот в девять утра, когда открываешь глаза, давненько такого не было, и тут дело не только в моей богатой духовности per se, но и кое в чем еще. унылые впечатления от "русских" тусовок с уже местными, долгожительствующими в своих университетах девочками и мальчиками ("когда слепых спрашивали, отчего они не едят масла, они не могли объяснить; говорили, просто не нравилось"). тоска от чтения эмигрантской литературы, где нищенство, унижение, болезни, костюмы с чужого плеча, "только немножко траченные молью", и постоянное чувство замкнутости в безвоздушном пространстве коснеющей и теряющей талант поэтической тусовки, и болезненное ощущение невозвращения ("зимы ли серые смыли очерк единственный? эхо ли - все, что осталось от голоса? мы ли поздно приехали?"). и бессилие от чтения русских новостей, причем наконец-то и меня пробрало, то есть вот эта история с "лентой" - это не просто позор страны, а мое собственное, личное бессилие. голос, голос отнимают, а казалось бы, что еще нужно человеку. ну и вдобавок моя взрослая жизнь, любовно расчерченная другими, запланированная быть такой хорошей и имевшая столько шансов на это, продолжает оказываться - слишком часто - очень неприятной штукой. на нашей базе нас к такому не готовили, вот что я скажу.
и все это, увы, именно чувства, а не мысли, хотя и мысли тоже.

весна, весна, пора любви,
как тяжко мне твое явленье,
какое *** томленье
в моей душе, в моей крови.

и все.
povsednevno: (jane)
поскольку в доме снова сверлят прямо в голову, ушла работать в библиотеку нашего чудесного корпуса. вокруг пахнет кофе, снизу кто-то отлично играет на пианино вот уже с час, избавляя меня от необходимости выбирать музыку.
перевели стипендию, могу купить шоколадку.
вполне получается делать по две страницы мемуара в день.
в планах на выходные лувр (лувр, я сказала!).
зима закончилась.
через недельку будет полгода, как я не видала родных осин, впереди еще четыре месяца весны.
все очень ок.
povsednevno: (jane)
знаете, мне кажется, я поняла, почему меня тут совершенно невозможно загнать в музей. потому что кругом сплошной музей и так. вот сегодня, например. из-за какого-то адского ночного дебоша прямо под окнами проспала, выбежала из дома даже забыв почистить зубы (каюсь), а после пары направилась якобы на выставку. в итоге три часа кружила по правому берегу, солнышко, отель-де-виль, каток и каруселька, шикарный винтажный секонд-хенд, в который я заранее приглашаю [livejournal.com profile] rybla_vobla, безумное количество блестящей бижутерии и антиквариата в витринах, из открытых дверей кафе тянет поджаренным хлебом и немного вином, вид на нотр-дам со стороны форштевня, набережные подтоплены, деловитые нищие делают перерыв на обед, готические башенки, дома постройки барона османна, - какой там лувр, ну честное слово. куда там ему.

current mood:

povsednevno: (jane)
мой отец, человек исключительно нелюдимый и достаточно инертный (особенно в последние годы), вдруг неожиданно повадился упрекать меня в том, что я недостаточно тусуюсь, завожу отношения с местными и вообще мало участвую в представлении гарри. в очередной раз пытаясь склонить меня больше выходить в мир и общаться с окружающими (хотя упрек был передан через маму, потому что папе было лень встать с кровати и подойти к компьютеру), предложил угостить свежесваренными русскими щами соседа из комнаты напротив. тут я и говорю: ой, да он такой мерзкий, что единственное, чем я могла бы его угостить - это железной палкой! вот и не верь после этого в семейные черты.

а сосед напротив (помимо того, что с лица он страшен как моя смерть, а я предпочитаю общаться с симпатичными людьми) принадлежит к той породе восточных мужчин, которые будут ехать с вами в электричке два часа и все это время не переставая пиздеть по мобильному на весь вагон. не понимаю, о чем можно столько разговаривать!

upd. ну и да, с таким подходом надо, видимо, перестать переживать о том, что у меня мало друзей, и просто наслаждаться брызжущим во все стороны ядом.
povsednevno: (знание сила)
познакомилась с мишель бернштейн, первой женой ги дебора. впечатление сильное. теперь по ее наводке пытаюсь нагуглить коллекцию документов ее деда в неточно указанном унверситете в израиле. нет запроса бессмысленнее, чем bernstein tel-aviv. разве только bernstein jerusalem. 
povsednevno: (jane)
в библиотеке, отвлекаясь от учебника по архивоведению, читала кругами жж чудесного [livejournal.com profile] yellow_rat (автора, в числе прочих, стихотворения о тишине, подобной вате, а также про пиджак, вообще гениальное, по-моему), и вот призадумалась. у этого автора, как можно заметить, одно из центральных мест в поэтическом универсуме занимает зима-холода: что про сибирь, что про москву, но окружающий мрачняк вполне климатического свойства его явственно гнетет. а я вот сижу тут, второго января, чуть не высунувшись в окно, потому что у нас теплынь и можно ходить в кедах и весеннем шарфике, и думаю две вещи (на самом деле одну).
во-первых, почему все-таки мрачные ребята такие обаятельные? откуда вот эта прелесть преодоления, на которую ведутся все телки со времен дездемоны, и даже если жизнь их потом научила, что эти тонкие натуры следует считать либо нытиками, либо мудаками (а то и обоими одновременно), то все равно хоть по разику-то в анамнезе у каждой начитанной барышни есть? почему такой невероятной крутизной веет от всякого "топить урановые ломы в ртути" и "суровый челябинск", - хотя ведь никогда не захочешь такой жизни, где подобные умения пригождаются? (хотя вот лично мне немного не хватает какого-то экстрима и драмы, и даже доебаться-то не до кого, такие все милые).
ну и второй связанный вопрос - это вопрос о природе таланта. потому что если вот например поместить потенциально талантливого человека в условия, где его ничего не гнетет, то станет ли он кинетически талантливым в художественных областях или просто будет веселым парнем и работником, скажем, булочной? понятно, что и в мирной франции есть сартр-хуяртр и камю (к которому смешную рифму не придумаешь), равно как и в мирной дании есть, скажем, андерсен и кьеркегор, но это имхо все-таки отдельно выраженные случаи ношения собственного ада с собой. адские черепашки такие. а вот если глобально посмотреть: есть ли в окружающей меня стране победившего левого капитализма такие вот йеллоу-рэты, талантливые не от ежегодной девятимесячной зимы, несчастной любви и полного гибдд, а от цветочков в окнах и пробежек в парке? и если есть, то много ли их? непонятно.
ваше мнение?
povsednevno: (знание сила)
узнаю свой неповторимый почерк: не простудиться за полночи пьяных прогулок под дождем без шарфа через весь париж, но начать отчетливо хлюпать носом после трех часов в холодном и неприветливом архиве! а еще от безудержного чтения в последние три дня адски разболелась шея (а я только вошла во вкус). штожиделать.

Profile

povsednevno: (Default)
la jamais contente

March 2017

S M T W T F S
   1234
56 78910 11
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 12:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios